Последний монстр как наследник динозавтра

Сегодня в Подмосковье в районе Воскресенска в карьерах до сих пор доступны уникальные залежи фосфоритов, которые при минимальной подготовке и переработке превращаются в минеральные удобрения для сельского хозяйства. Здесь крупнейшее в Европе месторождение, откуда вывозят сегодня только черный уникальный песок.

Ездил я туда с фотокамерой уже дважды в различные годы. По большей части фотографировать последнего монстра промышленной революции XX века. Называют его знающие люди – абзетцер (см. фото).
Похоже, что это последний экземпляр уникальной немецкой машины и для России, и для Европы. Собран был этот абзетцер в 90-х годах прошлого века на Лопатинском фосфоритном руднике, где промышленная разработка карьеров началась еще в 30-х годах. Абзетцер собрали прямо на площадке, а узлы привозили в ящиках. Однако эта история более-менее известна широкому кругу специалистов и обывателей. Интересней, что там сейчас.
Мы с другом добрались в эти места на авто на этой неделе, в будни. Оставили машину у контрольного пункта и дальше пошли вдоль железнодорожного пути к карьеру. Было тихо и сухо, под ногами красивыми разливами, полосами лежал золотистый песок, по сторонам – ельники, сосняки и березняки, часто перемешанные друг с другом.
Дошли. Фотографировать местность – одно удовольствие, а к нему сознание добавляет некоторую уникальность события для самого себя. Ведь мы идем по дну моря юрской эпохи, той, когда на земле владычествовали динозавры и плезиозавры. Остатки их скелетов в этих песках или поглубже, где лежит сама фосфоритная руда. То есть под нашими ногами.
Абзетцером управляют очень приветливые, с открытыми взглядами мужики, местные, не вахтовики. Тут несколько посменных бригад (похоже, две смены) – в одну смену два машиниста на абзетцере, электрик, два или три состава с машинистом тепловоза-кукушки. Там, где разгрузка – основное производство и склад. Сегодня отсюда круглосуточно везут песок для химкомбината, строительных предприятий и дорожных компаний, везут составами вагонеток, которые тянет тепловоз-кукушка. Песок красивый, внизу иссиня-черный, а когда высохнет – белесо-желтоватый. Пригоден, похоже, для любых промышленных технологий.
Наблюдаю, как со скрежетом движутся по непрерывному транспортеру ковши с песком. Один ковшик – загрузить один самосвал. Это для примера. Идет непрерывная погрузка железнодорожного состава. Пофотографировав, я подошел к рабочему. Оказалось, что он дежурный электрик.
– Давно здесь? – спрашиваю его.
– Двадцать лет, – отвечает он. – Вон оттуда начинал, – показывает рабочий рукой в направлении границы с горизонтом. – Так за 20 лет сюда добрались. Лет через пять сюда дойдем – машет он рукой в сторону.
«Сюда» – это совсем рядом, метров трехсот от нас. В итоге разговоров с машинистом и электриком оказалось, что здесь, под нами, под слоем песка есть залежи фосфоритов, но добывать их нет возможности – техники нет, тут простым экскаватором не наработаешь.
Возвращаемся с другом к своей автомашине уже на тепловозе-кукушке. Машинист улыбается, вежливо и спокойно отвечает на мои вопросы. Смотрю на него и отчасти отдыхаю от взглядов хмурого московского многолюдья.
– Получается, скоро до фосфоритов доберетесь после слоя этого песка? – говорю я.
– Нет, уже не доберемся, – смеется машинист. – Еще в начале 90-х все уникальное оборудование, прямо нераспакованное, в ящиках, продали в Китай на металлолом.
– Как? Не может быть! Хотя бы на запчасти разобрали и продали конкурентам? – чуть ли не криком выпалил я.
– Никому не нужны такие запчасти. Машины тогда в Восточной Германии делали в единственном экземпляре, для нас, – уточняет машинист.
Вот такая экскурсия!
 

Дмитрий Кольский

Поделиться

12.04.2018


Комментарии

Читать все

captcha