Гендерный разрыв вызывает споры

Так уж традиционно сложилось, что все профессии делятся на мужские и женские. Однако в современном мире гендерные предрассудки постепенно изживают себя. Причем процесс этот имеет двустороннее движение. Как женщины активно осваивают мужские профессии, так и наоборот – мужчины женские. До недавнего времени совершенно невозможно было встретить за рулем женщину-таксиста. А сейчас женское такси – весьма востребованная услуга. И, кстати, вопреки расхожему мнению, женщины гораздо реже попадают в аварии и намного осторожней и внимательней ведут себя на дорогах.
Сфера информационных технологий, которая до сих пор была «оккупирована» мужчинами, все чаще принимает в свои ряды представительниц слабого пола.
Редко, но уже можно встретить женщин-системных администраторов, руководителей по информационной безопасности, программистов-разработчиков 1С, тестировщиков. А вот позиции ИТ-директоров прочно удерживают пока мужчины.
Наиболее явно поменял свою ориентацию BTL-менеджмент. Если еще 5 лет назад среди организаторов рекламных мероприятий лидировали мужчины, то сегодня уверенное большинство – у женщин.
Что же происходит с типично «женскими» профессиями, куда все чаще приходят мужчины? Стилист, парикмахер, визажист и даже мастер ногтевого сервиса уже имеют «мужское» лицо. Конечно, это не означает, что женский пол окончательно потеснили мужчины. Но изрядная доля клиенток, тем не менее, выбирают мастеров-мужчин.
Существенным перевесом в сторону мужчин подверглась и сфера HR. Если раньше позиции HR-директора и HR-менеджера занимали женщины, то сейчас это соотношение уже 50/50.
Если говорить об общей тенденции, то, пожалуй, что женщины активней осваивают мужские профессии, чем мужчины – женские.
Яркие примеры, где женщины добились успехов в мужских профессиях:
Анна Щетинина – первая на Земле женщина-капитан, которая в свои 27 лет провела морское судно на Дальний Восток через полярные льды.
Джорджия Босколо – единственная женщина-гондольер. В 2009 году впервые за 900 лет мэрия г. Венеции выдала лицензию на управление гондолой матери двоих детей.
Светлана Еременко – первая женщина-пилот в Белоруссии.
Россиянка Мария Уваровская – командир воздушного судна авиакомпании «Аэрофлот».
Тем не менее, гендерное неравенство сохраняет свои позиции не только в госструктурах и бизнесе, но и в гражданских сообществах.
В конце сентября этого года Институт стратегического анализа ФБК подготовил исследование «Гендерный разрыв в оплате труда». Директор института Игорь Николаев, выступая на заседании Экономического клуба ФБК с презентацией доклада, отметил, что этот разрыв (соотношение средней мужской и женской заработной платы) – явление характерное для всех стран, но в России его динамика имеет свои особенности. Так, с 2005 года разрыв сократился с почти 40% до 27,4%. В среднем по Европе было отмечено сокращение разницы в зарплатах с 17,7% до 16,4%, при этом, например, в Германии она составляет 22%, а в Италии – 5,5%.
«Гендерный разрыв во многом зависит и от возраста. В России разница зарплат плавно растет, достигая максимума 33% в 35–39 лет, а к 55–65 годам постепенно сокращается до 23%. В странах ЕС ситуация другая. Соотношение разницы в зарплатах постоянно растет с возрастом и достигает своего максимума после 60 лет», – отметил Игорь Николаев.
Это можно объяснить особенностями и традициями, связанными с рождением и воспитанием детей, считает руководитель направления «Человеческий капитал» Центра стратегических разработок Лилия Овчарова. В России у женщин в приоритете перед карьерой рождение ребенка, что, безусловно, сказывается на средней заработной плате. При этом работодатели неохотно берут на работу тех, кто гипотетически может уйти в декретный отпуск.
«А в целом гендерный разрыв в оплате труда уходит корнями в период индустриальной экономики, когда для больших заработков важна была физическая сила. К тому же, в советский период были, например, прямые запреты на работу женщин в тяжелых условиях – как правило, на высокооплачиваемых должностях», – добавила Лилия Овчарова.
Европейский опыт показывает, что немаловажную роль в сокращении гендерного разрыва в оплате труда играет повышение уровня образованности женщин, подчеркнула старший научный сотрудник Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Анна Лукьянова.
«Еще один фактор сокращающий разрыв – институциональный. Законодательство многих стран дает преференции женщинам. Например, обязательное представительство в советах директоров, в законодательных органах, даже если это законодательно не закреплено. Отпуск по уходу за ребенком в обязательном порядке распространяется и на мужчин. В России этого нет», – сказала Анна Лукьянова.
Заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН Евгений Гонтмахер не уверен в необходимости жестких действий, направленных на уменьшение гендерного разрыва в оплате труда. Особенно это касается квот и обязанностей.
«Многие нововведения могут оказаться просто смешными, не рабочими, а то и вредными. Представьте, что будет квота на количество учителей мужского пола для начальных классов. Считаю, что нужно просто снять формальные ограничения, чтобы женщины на общих основаниях отстаивали право заниматься той или иной деятельностью. И со временем гендерные вопросы станут менее значимыми», – подчеркнул Евгений Гонтмахер.

Анастасия Бардашевич

Поделиться

09.01.2018


Комментарии

Читать все

captcha