В поисках звука

– Родион, как правильно назвать ваше увлечение? Игра на гитаре?
– Начинал я с гитары в 17 лет. Поначалу простая шестиструнная была. Потом электрогитара. Стало интересно экспериментировать со звуком: датчик на гитару повесить, чтобы он снимал звук с акустической, потом обрабатывал… Сам, все сам. Просто музыкальное увлечение. Я звуком увлекаюсь, записью. Нюансами. Каждая комната звучит по-разному, то есть неодинаково отражает звуковые волны. И в каждой комнате есть такая вредная частота, низ или середина, когда она в комнате начинает резонировать и слишком сильно выделяется.
– Это же резонанс, объединение?
– Он не совсем правильный. Резонанс бывает красивый, но иногда это не нужно. Например, в условиях звукозаписи – это не нужно. Допустим, ты сидишь в комнате и записываешь какой-то музыкальный инструмент. Тебе не очень нравится, как он звучит, и ты немножко уменьшаешь его громкость – редактируешь. Когда ты приходишь в другую комнату, там другие звуковые свойства, и то, что ты уменьшил, сильно пропадает, потому что в этой комнате уже другие свойства.
Для определения свойств спектранализатор применяется, а когда начинают дребезжать окна, вы встречали такое? Окна ловят этот резонанс и мешают, то есть своим дополнительным звучанием мешают. Вот это мне интересно, потому что я не только музыкой увлекаюсь, а больше тем, когда кто-то исполняет, а ты подкручиваешь музыку так, как нужно. Это называется так: убрать вредную частоту. Скорее, это звукорежиссура.
– За деньги приходилось этим заниматься?
– Я подрабатываю в караоке… По выходным. Я приезжаю, люди просят ставить какие-то песни, я ставлю, там соответствующая машина. Кто-то начинает петь, и надо постараться настроить его голос так, чтобы он звучал. По громкости, относительно музыки, и подчеркнуть какие-то вокальные достоинства, тембр. Может быть, что у человека красивый голос, а микрофон это не передает. И нужно там немножко бас поднять, чтобы стало слышно…
– Должно быть оборудование хорошее, микрофон дорогой…
– Да, но в данном случае большее значение колонки имеют и само помещение. Проблема в самом помещении.
– Там оно не очень…
– А все помещения неправильные. Может, вы видели: если зайти в «переговорку», там на стене висит такая штука непонятная. Такие же штуки используют, чтобы отлавливать… создавать такую фактуру в стене, чтобы звук как бы уходил, но не отражался, то есть чтобы погасить отражение. Также в углы ставят особые ловушки…
– Поглотители?
– Да. Чтобы максимально погасить звук комнаты, чтобы его не слышать, чтобы он не мешал: какая-то песня должна звучать одинаково везде. Для этого нужно максимально убрать характер комнаты.
– Слушатели все это понимают или им все равно?
– Они все это слышат.
– Не осознавая?
– Не осознавая, конечно. Основная задача звукорежиссера или того, кто записывает, – сделать так, чтобы песня звучала одинаково хорошо везде. Не только в комнате, в ресторане, но из любого утюга, телефона… Это уже я говорю о записи в эфир. Чтобы основной мотив и какие-то характерные черты улавливались. У меня друзья репетируют, выступают, и для этого надо в комнате сделать так, чтобы они друг друга слышали: направить колонки…
У меня дома есть такая… как бы студия, там определенное оборудование, специальные колонки, микрофоны. Еще проектор, экран для проектора. Они хотят записать песню, и мы садимся и записываем. Потом все это слушаем, подравниваем. Но это уже звукозапись. Люблю копаться. Такой перфекционизм присутствует.
– В эфире это было?
– До крупного эфира не доходило. Какие-то интернет-радиостанции, которые лучше назвать любительскими. Кто-то захотел сделать свою радиостанцию, а это может сделать любой.
– Для меня это неожиданность.
– Их очень много. Сделать легко, но надо еще рекламировать, раскручивать… А просто сделать станцию – это очень просто. Именно в интернете. С приемника ее не поймать.
– Родион, а музыкальное образование у вас есть?
– Нет, самоучка.
– А сколько вам лет?
– Двадцать семь.
– А вообще, какое у вас образование?
– Среднее специальное, я пять лет отучился в колледже по IT-специальности. Потом я пошел на «заочку»: рядом с домом институт, и там была одна-единственная специальность, близкая к IT-технологиям. Но я там проучился какое-то время и понял – это совершенно не то, что мне нужно. Этот диплом мне ничего бы не дал. Тем более что у меня есть примеры, когда мои друзья с таким же, как у меня, образованием, занимают высокие должности. То есть были бы знания.
– Таких примеров немало. Стив Джобс, например. Или Билл Гейтс.
– Да-да… Мне показалось, что этот диплом только вызовет вопросы. Это было связано с программированием в экономике, а мне это неинтересно. Мой друг окончил этот институт, и ничего ему это не дало.
– А есть ли IT-образование для музыкальных радиостанций, для режиссуры, связанной с IT?
– Прямо с IT, наверное, нет. Хорошо, когда у тебя есть эти навыки, к примеру, навык владения программой. Но айтишник в основном с сетями связан, с компьютером. Для музыканта, когда у него есть компьютер и кое-какие навыки, уже все, айтишник ему не нужен. Это хорошо, когда у тебя есть такие знания, но эти области между собой не пересекаются, я бы так сказал. Но знание программ помогает. Когда она, эта программа, у тебя что-то просит, ты как айтишник понимаешь, что тебе не хватает какого-то компонента, его надо добавить. А как музыкант ты его можешь открыть и не понять, что же происходит.
А происходит следующее. Это такая интересная и малознакомая для публики грань творчества – увлечение звуком, поиск звука. Никогда не искали?
 

Марина Леонова

Поделиться

12.04.2018


Комментарии

Читать все

captcha